Ивану двадцать девять навсегда,
Висков его не тронет седина.
Он в памяти останется таким:
Открытым, добрым, честным, молодым.
Искал могилы павших по лесам,
Не знал, не ведал, что падет и сам…
Учил детей он танцевать «хип-хоп».
Козацкий дух его как лошади галоп.
Не тот ли дух, как удалой козак,
Знал грозный боевой гопак?..

Майдан один, потом майдан второй,
Ты всюду нужен, истинный герой.
Козак наш «Месник»* только впереди –
В Волынской сотне первые ряды.
Когорта темная во тьме на них идет,
Дубинки и гранаты, смерть несет.
И бьет в упор, как черный пулемет,
По ним водой в морозы водомет.
В огне, без сна и сил, но в полный рост,
Избит и обморожен он в мороз.

Спасла тогда от пули та беда,
Другую принесла как лед вода.
Не выдержало сердце тех невзгод.
Ушел, в сердцах остался патриот.
Убила его стая воронья,
Осиротела братская семья.

Колокола небесные звенят,
С небесной сотней ангелы летят.
Там птицей белой светлою душой
Летит и он, в веках живой герой.

Владимир Никто

Памяти небесной сотни. Іван Городнюк, Березне Рівненська обл.